Мировые рекорды

Мировые рекорды плавания

Мировые рекорды плавания.
Но до 1935 года всего лишь два результата советских пловцов — ленинградца Александра Шумина на дистанцию 100 метров вольным стилем и Г. Остен-Сакена на 200 метров брассом — входили в списки десяти лучших достижений мира.
И вот в 1935 году ленинградская пловчиха Клавдия Алешина первой среди советских пловчих превысила мировой рекорд. Она проплыла 400 метров на спине, улучшив прежнее достижение американки Бридж на 4,8 секунды. А еще через некоторое время москвич Николай Борисов первым из советских пловцов преодолел ту же дистанцию за 5.24,3, превысив прежний мировой рекорд американца Койяк на 4,5 секунды!
Но это было только началом.
Еще в Шуваловской школе плавания ряд русских пловцов пытались применить при прохождении дистанции брассом выбрасывание обеих рук из воды. Они в то время не думали о создании собственного стиля. Однако через четверть века американский пловец Хиггинс, применяя эту новинку, создал новую разновидность брасса — баттерфляй. Баттерфляй по-русски — бабочка. Действительно, движения спортсмена, плывущего баттерфляем, напоминают взмахи крыльев бабочки.
Баттерфляй — трудный способ плавания. Он требует от спортсмена большой физической силы и выносливости. Однако новый стиль оказался значительно эффективнее обычного брасса. Первый официальный мировой рекорд на 100 м брассом, установленный в 1935 году Хиггинсом при помощи баттерфляя, превышал лучшее достижение, установленное брассом, на 1,6 секунды. Результат Хштинса был зарегистрирован в качестве мирового рекорда, что означало официальное признание нового способа плавания.
Достижение Хиггинса казалось феноменальным. Многие зарубежные специалисты строили предположения по поводу того, сколько лет может продержаться этот замечательный результат. И вот из далекой Москвы в Америку пришла весть о том, что русский пловец Семен Бойченко преодолел 100 метров стилем баттерфляй за 1.08,0, улучшив рекорд Хиггинса сразу на 2,8 секунды. Эта новость была встречена в Америке и в других зарубежных странах крайне недоверчиво.
«Русские метры, очевидно, короче наших», — писала зарубежная спортивная пресса. Но вслед за Бойченко мировые рекорды в баттерфляе стал бить второй русский пловец — сталинградец Леонид Мешков.
И когда Бойченко и Мешков впервые выехали за границу, всюду, где бы они ни выступали, в Антверпене или Париже, за ними следили придирчивые глаза крупнейших специалистов плавания. Однако придраться было не к чему. Стиль Бойченко и Мешкова оказался безупречным, а результаты, показанные ими, все больше и больше отрывались от мировых рекордов.
Созданный С. Бойченко и Л. Мешковым советский баттерфляй позволил довести рекорд СССР до 1.05,1 на 100 метров и до 2.29,8 на 200 метров. Рекорды Бойченко и Мешкова были лучшими в мире более десяти лет.
Рекорды Леонида Мешкова — пример исключительной воли, большого трудолюбия. В 1941 году, к началу войны, Л. Мешков был в зените спортивного расцвета. В течение апреля — мая 1941 года Мешков установил три мировых рекорда — па 200, 400 и 500 метров в плавании брассом. Кроме этих выдающихся результатов, Мешков установил тогда же три рекорда СССР на 200, 300 и 400 метров в плавании способом кроль, причем все они превышали официальные рекорды Европы! Такого сочетания высших достижений в плавании двумя способами еще не бывало в истории плавательного спорта.
Лучший результат Мешкова на 100 метров баттерфляем лишь незначительно уступал мировому рекорду Бойченко. Можно было ожидать, что непрерывно прогрессирующий молодой спортсмен в ближайшие год-два превзойдет достижение своего спортивного соперника. Но началась война с гитлеровской Германией. Как и многие тысячи советских спортсменов, Леонид Мешков надел солдатскую шинель.
В навеки вошедшие в мировую историю дни обороны Ленинграда Леонид Мешков получил тяжелое ранение руки и плеча. Невеселым был тот день, когда Мешков, демобилизовавшись из рядов армии, впервые вошел в знакомое здание московского бассейна. Все говорило за то, что с плаванием надо расстаться. Правда, врачи гарантировали ему, что при условии упорной и длительной тренировки он сможет владеть раненой рукой и даже плавать. Но бить рекорды. Тут врачи пожимали плечами. Что же, может быть для кого-нибудь другого приговор врачей оказался бы окончательным. Но не такой характер у Леонида Мешкова!
Начались тренировки. Бывали минуты, когда Мешков готов был согласиться с врачами. Да, рекордов ему больше не бить. Но периоды слабости преодолевались железной волей советского пловца. И постепенно многие товарищи Мешкова, пловцы и тренеры, которые до того с сочувствием наблюдали за безнадежными, по их мнению, усилиями бывшего рекордсмена, вынуждены были убедиться: с Мешковым придется считаться всерьез. Его непрерывно растущие результаты свидетельствовали о том, что заветная цель из мечты превращается во вполне достижимую задачу. И вот в 1946 году Леонид Мешков проплыл 100 метров за 1.05,1. Это намного превышало официальный мировой рекорд и было на 0,3 секунды лучше рекорда СССР, принадлежавшего Бойченко. Советский Союз тогда еще не входил в Международную федерацию любителей плавания (ФИНА). Позднее, после вступления СССР в Международную федерацию плавания, результат, показанный Мешковым, в мае 1951 года был официально зарегистрирован как мировой рекорд.
С историей развития советского плавания неразрывно связано и имя Виталия Ушакова. Первым из советских пловцов он показал результат на дистанции 100 метров вольным стилем меньше одной минуты — 57 секунд. В 1941 году пловцы Виталий Ушаков, Леонид Мешков, Александр Васильев и Александр Пустяков установили новый рекорд Советского Союза в эстафете 4х100 м вольным стилем — 3.56,6, превышавший рекорд Европы. А 20 мая того же года студент Московского института народного хозяйства Виталий Ушаков проплыл 200 метров вольным стилем за 2.10,3, что было на 1,6 секунды лучше европейского рекорда.
Советское плавание получило признание и вышло на международную арену.

Источник: Физкультура и спорт в СССР. М. 1957 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *